Моисеев Геннадий Антонович

Решение Думы Каргасокского района от 07.06.2011г. №61
"О присвоении звания "Почетный гражданин Каргасокского района" Моисееву Геннадию Антоновичу." 

 

Герои нашего времени

Сибирский характер

Всей своей жизнью Геннадий Антонович Моисеев доказал, что на сибиряков можно положиться и в труде, и в бою
Геннадий Антонович - коренной сибиряк, чье детство и юность прошли в суровых условиях севера, в селе Тымское Парабельского уезда Нарымского округа (ныне Каргасокский район Томской области).

Сюда ссылали неугодных

Историю этого края с полным правом можно назвать олицетворением истории государства российского. Цари ссылали сюда бунтовщиков и смутьянов, идеалистов-революционеров, грезивших светлым будущим. И сменившая монархию власть Советов тоже отправляла сюда инакомыслящих, а то и просто крепких крестьян-единоличников, навесив ярлык «врагов народа».

Геннадий Антонович вспоминает, как в 1931 году привезли к ним пароходом 70 священников.

- Высадили, расселили по квартирам и оставили выживать, как кто сможет. А время было тяжелое, голодное, и надеяться приходилось в основном на дары природы - травы, ягоды, грибы. Но откуда же было знать ссыльным, что съедобно, а что нет? Много было случаев отравления, порой со смертельным исходом. Умирали от голода и болезней, от тяжелой работы. Через два-три года те, кто хотел и мог, уехали к своим детям, родственникам.

А поток ссыльных не прекращался. Кого только злая судьбина не забрасывала в этот суровый северный край! Появились новые поселки - Усть-Тым, Щучий Мыс, Сельга и другие. Все материалы об истории заселения края бережно хранятся в Нарымском музее.

- Из памяти ничего не вычеркнешь, - говорит Геннадий Антонович. - С детьми ссыльных мы сидели за школьными партами и дружили. Никакой вражды в помине не было. И когда грянула война, мы вместе уходили на фронт, сидели в одних окопах, шли в атаку...

Сейчас, когда столько прожито и пережито, можно оценивать давние события, а тогда, будучи детьми, они многого не понимали.

- Был у нас учитель Слепцев. Очень грамотный, знавший наизусть многие поэмы Пушкина и Лермонтова, он вел не только уроки русского языка, но и пения, играл на скрипке. Мы с нетерпением ждали его уроков. А весной 37-го его вместе с мастером Тымского маслозавода арестовали. Все село было потрясено - их обоих глубоко уважали. Потом узнали, что они были расстреляны...

В 1940 году Геннадий Антонович закончил сельскую семилетку и поступил в Томский индустриальный техникум, поскольку там была высокая стипендия, а на помощь из дома рассчитывать не приходилось. Учился с интересом и желанием, особых трудностей не испытывал. Разве что с иностранным языком, который в его школе не велся, и теперь приходилось начинать с азов.

Поскольку время было тревожное, большое внимание уделялось начальной военной подготовке. Студентов учили многому: изучали газы и способы защиты от них, стрелковое оружие и прочее. Учили стрелять. Геннадий Антонович хранит в своем архиве свидетельство о сдаче норм ГТО и ворошиловского стрелка вместе со значками.

Испытание на прочность

22 июня 1941 года. Как только по радио прозвучало страшное известие, томичи начали собираться на площади Революции. Начался митинг. Речи звучали горячие, гневные, и сразу после окончания митинга сотни человек отправились прямо в военкоматы с требованием отправить на фронт.

- Мы твердо верили в непобедимость Красной армии, в скорую победу и рвались на защиту Родины, - говорит Геннадий Антонович.

Но заявления приняли далеко не у всех - кому-то надо было помогать фронту в тылу. Студенты помогали, как могли: разгружали баржи с лесом, шпалами, строили железную дорогу до ТЭС-1 и многое другое. Недоедали, недосыпали, мерзли и мокли, но не сдавались.

Геннадий Антонович, не прерывая учебы в техникуме, поступает в ремесленное училище связи. 25 декабря 42-го года ему было вручено свидетельство об окончании училища по специальности радист районного узла связи и направление в село Крапивино Кемеровской области. Но работать пришлось недолго - 9 января 43-го года он был призван в Красную армию. Его направили в Асиновское военно-пехотное училище, в пулеметно-минометную роту, а в августе вчерашние курсанты уже ехали на запад, на фронт.

- На станции Графская нас распределили по полкам 62-й гвардейской стрелковой дивизии, и отправились мы на передовую. Несмотря на то, что эшелон двигался ночами, немцы неоднократно его бомбили, некоторые вагоны попали под прямой бомбовой удар Зрелище жуткое. Перед городом Чугуевым покинули вагоны и двинулись дальше маршем. Проши город, остановились в лесу. По сторонам - неубранные поля. Смотришь, и сердце кровью обливается...

Для усиления Степного фронта 62-ю дивизию включили в состав 37-й армии. После освобождения Харькова двинулись к Днепру. Шли долго, с короткими остановками.

- Мой станковый пулемет везли на повозке, я держался за телегу, иногда засыпая на ходу. Преодолевать смертельную усталость, неизбежные военные тяготы помогали радостные вести: освобожден Донбасс, освобожден Новороссийск, капитулировала Италия. А при виде сожженных, разрушенных врагом наших городов и сел в душе вздымалась ярость, крепла ненависть к врагу.

Но вот и Днепр. «Германские инженеры одели Днепр в бетон и сковали железом», - писали немецкие газеты, утверждая, что правый берег реки неприступен.

- Стали готовиться к переправе. Собирали остатки обгоревших ворот, сосен, бревна, набивали палатки соломой и устанавливали на них станковые пулеметы. Нам зачитали обращение Военного совета армии, а на рассвете началось форсирование. Под ураганным огнем врага. От крови днепровская вода стала красной.

Весной было поднято из Днепра около 900 тел погибших при переправе бойцов, сто были моими однополчанами.

Когда войска, переправившись, закрепились на правом берегу, перед ротой была поставлена задача - захватить одну из высот. Что задача будет выполнена, не сомневался никто. Но вот какой ценой?! Вокруг - чистое поле. Немцы расстреливают почти в упор. Пришлось окопаться и вести ответный огонь. В этом бою из почти 200 бойцов двух рот осталось только пятеро. Геннадий Моисеев был ранен, и командир взвода посоветовал ему ползти в сторону переправы, мол, по дороге подберут.

Ему повезло - подобрали и отправили в прифронтовой госпиталь, где он пролежал три месяца. После выписки оказался в 184-м полку и был зачислен в роту ПТР. Война продолжалась.

- После короткого отдыха в городе Золото наша дивизия получила пополнение из Таджикистана и Узбекистана. Поступил приказ занять боевые позиции на Черкасском направлении. Фашисты упорно сопротивлялись. Более 20 вражеских танков и взвод автоматчиков ранним утром пошли в наступление. Необстрелянные, не имеющие боевого опыта таджики и узбеки покинули окопы и тут же попали под огонь врага. Сколько людей мы потеряли! После того, как 7 фашистских танков были подбиты, немцы отступили...

Фронтовые дороги вели все дальше на запад. В одном из боев Геннадий Антонович был тяжело ранен. Его и еще одного раненого бойца переправили через болото к партизанам, а оттуда - в госпиталь в Казань. После излечения комиссовали, и 10 апреля 1945 года он вернулся в Томск.

Покой лишь только снится

Спустя две недели он уже был в родном селе, где его со слезами радости на глазах встречали мать и младшие сестренки. Позднее узнал, что на него приходила похоронка, но сельская почтальонка не стала отдавать ее родным, надеясь на чудо. И чудо свершилось - он вернулся домой. Здесь и встретил день Победы. Началась мирная жизнь.

Можно было вернуться в техникум, который не успел закончить, и продолжить учебу. Но он принял другое решение - остаться в родном селе. Начинать пришлось с нуля - поступил учеником бухгалтера в Тымский рыбкооп. Через полгода стал бухгалтером товарной группы, а спустя год - заведующим торговым отделом.

Но мысль о продолжении учебы не покидала. В итоге заочно окончил сначала учительский институт, потом. Потом ТГУ по специальности - преподаватель истории. Работал директором школы, заведующим РОНО. 10 лет проработал в облоно заместителем заведующего, курируя детские дома, школы-интернаты, дошкольные учреждения, детский спорт и начальную военную подготовку.

- Забот хватало, подчас сердце готово было разорваться на части при виде детей, ставших сиротами при живых родителях. Но мы все же надеялись на лучшее. Но подошел 81-й год, и все надежды рухнули...

После выхода на пенсию Геннадий Антонович с ходу включается в ветеранское движение. Вначале был заместителем председателя областного совета ветеранов, а в 1989 году возглавил его. Да так и руководит всей ветеранской работой области по сей день, несмотря на то, что разменял девятый десяток...

Дойти до каждого ветерана, поддержать в трудную минуту, помочь, чем только возможно - такова его задача. А еще - неустанно вести работу среди молодежи, воспитывая в новых поколения стойких борцов за справедливость, патриотов Родины, способных в случае беды встать на защиту Отечества, так, как это делали их деды и прадеды.

Работа школьных музеев и комнат боевой и трудовой славы, проведение ежегодных фестивалей ветеранских хоров «Салют, Победа!», торжественных мероприятий в Дни Победы и Дни памяти и скорби, встречи с участниками исторических сражений в годы Великой Отечественной войны... Да разве перечислишь все, что делает областной совет ветеранов под руководством Геннадия Антоновича Моисеева?! Об этом много говорят и пишут. А мне хочется в заключение этого рассказа пожелать ему сил и здоровья, долголетия и счастья.

Илья ОТМАХОВ


Источник: Газета "Вечерний Томск"



Просмотров этой страницы: 1788